dark_cabaret_veer
vklink fbook googlered youtubed twit logo luchi

Эксклюзивное интервью в Габой Кулькой

Практически на днях, если брать в масштабах Вселенной или любого волшебного мира, произошла фееричная встреча двух дарк-кабаре див - Габы Кульки (Gaba Kulka), пишущей волшебные песни, не вписывающиеся ни в какие стилистические рамки, и Озмы Нагатовны из группы Absent Sunday. Случилось это в Варшаве, куда неугомонная московская вокалистка и клавишница отправилась специально, чтобы попасть на концерт Габы. В последний момент концерт отменился, но настойчивость и целеустремленность Озмы сделали эту поездку гораздо занимательнее и ярче, чем ожидалось. Габа любезно согласилась на личную встречу, на которой Озма Нагатовна торжественно вручила ей диск с материалами о российской дарк кабаре сцене, а также взяла интервью специально для портала darkcabaret.ru.

 

Загляните за кулисы кабаре и вы узнаете, как должен выглядеть идеальный костюм для сцены, как связана музыка с географией и что общего у Габы Кульки с группой Металлика.

 

- Когда ты начала играть на пианино? Училась ли ты где-то? Сколько времени ты посвящаешь игре на пианино сейчас?

 

- Я начала играть на пианино в музыкальной школе. Моим основным инструментом тогда была скрипка, но курс общего пианино был обязателен для всех класса с четвертого. В результате я ненавидела этот инструмент! Позже я открыла пианино с новой стороны, когда стала подбирать музыку по слуху. Это нельзя было назвать настоящими занятиями, потому что поначалу я пыталась просто воспроизводить любимых исполнителей ноту за нотой, аккорд за аккордом (что, пожалуй, не является самым логичным способом изучать что-либо). Например, таким образом я целиком подобрала альбом Тори Эймос. И многие люди отмечают, что мой голос похож на её, но мне кажется, что я скорее позаимствовала  манеру игры (особенно левой рукой). Сейчас у меня не так много времени, чтобы играть дома, но когда я работаю над новыми песнями, я тщательно прорабатываю фортепианные партии.

 

- Ты знаменита тем, что любишь смешивать разные стили…

 

- Нет, я не согласна с этим! Я не сажусь писать песни с мыслью: «Так, сейчас я напишу песню в стиле блюз и примешаю туда…ммм…кантри!» Бывает, что уже ПОСЛЕ написания песни можно увидеть, что это смесь блюза и кантри. Но вообще это неправильный подход, это описание результата, а не изначальной задумки. Это ленивый способ описать мою музыку) Музыкант просто погружает себя в самые разные направления музыки, и это влияет на конечный продукт. Но я не думаю, что это сознательный процесс. Ну если только ты себе не ставишь задачу: «Так, сейчас я запишу танцевальную песню в стиле 30-х годов!» - но это по-моему довольно дерьмовый подход.

 

- Не хотела бы ты записать концептуальный альбом в одном жанре?

 

- Это было бы интересно! Не совсем в одном жанре, но я бы ограничила количество инструментов. Запись в одном жанре обязывает, особенно если я в нём не сильна. Например, я бы решила: «Я хочу записать альбом в жанре кантри». Я бы была вынуждена либо набрать музыкантов, которые действительно хороши в этом жанре, либо разбираться самостоятельно. Мои музыканты прекрасные, но мы не знаем этой музыки! Это был бы просто кич. Я бы скорее сделала так: «На этом альбоме я буду использовать только фортепиано, секвенсор и семплер». Например, в этом туре мы впервые не используем контрабас. Не из-за того, что нам лень его возить, это было сознательное решение  - обойтись без него. У нас есть бас-гитара, есть синтезаторы. Это требует определенного усилия -  достичь результата при ограниченном выборе инструментов.

 

- Это интервью для портала darkcabaret.ru, так что мой следующий вопрос связан именно с этой частью твоего творчества. Жанр дарк кабаре подразумевает не только музыкальную, но и визуальную составляющую, некую театральность. Воплощаешь ли ты эту идею?

 

- Ну мне никогда не казалось, что я обязана наводить лоск. Я думаю о себе на сцене скорее как о рабочей силе. Было бы здорово, если бы все мои музыканты носили рабочие комбинезоны на концертах! Меня напрягает стереотип, что якобы нужно выступать в вечернем платье, я бы дискомфортно себя чувствовала. В моем представлении актеры не мы, а сама музыка, наша же  задача – дергать за веревочки, чтобы декорации двигались – скажем, картонное солнце всходило. Но у нас есть всё-таки некий общий концепт во внешнем виде: например, мы договаривались одеться в серо-желтых тонах. Однажды я купила специальное приспособление для дизайна футболок и обсуждала с ребятами: какой рисунок вы хотите? Но я не могу заставлять музыкантов выступать в том, в чем им дискомфортно, главное – чтобы они чувствовали себя на сцене расслабленно.

 

- Ты сотрудничала со многими другими исполнителями как на концертах, так и в студии. Что ты думаешь об этом сотрудничестве, собираешься ли ты его продолжать или на данный момент ограничишься работой лишь со своей группой?

 

- На данный момент для меня актуальнее работа со своей группой. После успеха альбома “Hat, meet rabbit” я действительно работала с самыми разными музыкантами на самых разных условиях, и большинство этих проектов были действительно замечательными. Каждое сотрудничество – это определенный вызов, так что  это был очень полезный опыт. Например, писать стихи на уже написанную музыку, чего я раньше никогда не делала. Или петь песни классических польских сонграйтеров 70-90х годов. Saintbox – джазовый проект, в котором велика роль импровизации, что было также для меня в новинку. Но в какой-то момент я осознала, что 4 года пролетело, а я не занималась своим репертуаром. Да, я продолжала писать песни, конечно, но участие в чужих проектах самых разных стилей, рассчитанных на самую разную аудиторию, немного отстранило от меня моих фанатов. Так что в какой-то момент я решила сфокусироваться на своем собственном материале, начав с выпуска своих старых песен в новой интерпретации. Мой первый альбом “Out”, который я записывала в одиночку, приобрёл новое звучание на концертах благодаря моим музыкантам, и мне хотелось запечатлеть это в студии, что и было сделано на альбоме “Wersje”. Затем вышел новый материал – альбом “Escapist”. Я очень сомневаюсь, что смогла бы сейчас ввязаться в какой-то проект ещё, потому что даже если подразумевается только студийная работа – в результате это обязательно вырастает в концерты, а то и целый тур, а это отнимает кучу энергии, потому что я не люблю работать в пол-силы. Если уж я вписываюсь в какой-то проект – я выкладываюсь на сто процентов.

 

- Ты выросла в музыкальной семье. Как это повлияло на твоё творчество, какие музыкальные традиции были у вас дома в твоем детстве?

 

- Да, классическая музыка определенно повлияла на меня. Я люблю классических русских композиторов 20 века: Шостаковича, Стравинского, могу до сих пор их слушать в любое время. Но насчет влияния родителей - сложно сказать, так как мне не с чем сравнить. Вышло так, что мои родители – музыканты, и у нас звучала классическая музыка. Но что если бы они были, скажем, географами? Был бы результат совсем другим или нет? И, как это часто бывает с профессиональными музыкантами – они не играют дома для развлечения, это же их работа! И когда отец возвращается с гастролей, последнее, что ему хочется – это поиграть на скрипке со своей дочкой. Я читала интервью с участником Blood, Sweat and Tears, в котором он говорил, что у него были тысячи причин не играть тот или иной концерт, но в любом случае он был вынужден это делать! В этом главное отличие профессиональных музыкантов от любителей.

 

 - Приходила ли тебе в голову идея концерта с оркестром, как делала Металлика и многие другие рок-группы?

 

- На самом деле у меня есть программа с оркестром! Со мной связался один польский дирижер и сделал оркестровые аранжировки некоторых песен с альбома Out. Позже я сотрудничала с другим аранжировщиком. Так что у меня есть даже две оркестровые программы: одна для большого оркестра, другая – для струнного с перкуссией. Но так как в этот проект вовлечено много людей, сложно воплотить его на сцене. Тем не менее мне удалось несколько раз выступить таким составом, это было здорово! Оркестры существуют особым образом: например, репетируют по утрам, так что это был необычный для меня опыт.

 

- Какое твое хобби?

 

- Сейчас у меня особо нет свободного времени. Но если бы, скажем, мне пришлось выбрать другую карьеру, помимо музыкальной, я бы научилась программированию, мне интересны компьютеры. А ещё я люблю парфюм и вообще запахи. Я много читаю об этом и заказываю сэмплы необычных духов. Это увлечение находит на меня волнами: порой мне совсем не до этого, но в какой-то момент я понимаю, что мне нужны новые запахи – это целый мир, дарящий мне вдохновение!

 

- Как раз следующий вопрос про вдохновение. Где ты его черпаешь?

 

- В основном в людях, конечно. Причем в самых разных аспектах. Например, написав новую песню, я предвкушаю, что моя группа будет с ней делать. Я делаю всё, что в моих силах, мне нравится удивлять своих музыкантов. Разумеется, человеческие взаимоотношения – другой источник вдохновения. Точно нельзя сказать: иногда вдохновляет что-то хорошее, иногда – что-то плохое.

 

- А как насчет песен-историй?

 

-  Вряд ли меня вдохновит что-то сложное, типа: «О! Я напишу песню по этому произведению!». Если это что-то большое и концептуальное – это нельзя воплотить в песне, по крайней мере не в моём случае. Это должно быть что-то маленькое, как семечко, которое может прорасти. Оно должно быть открытым, с потенциалом к развитию, оно не может быть закрытым и законченным. Иногда по ходу дела оно развивается совсем не в том направлении, в котором ты изначально задумывал.  Нельзя взять готовую сказку и просто засунуть её в песню –это не работает.

 

- В разных интервью ты неоднократно говорила, что тебя вдохновляют музыканты 70-х: Кейт Буш, Дэвид Боуи, Питер Гэбриел и другие.  А как насчет современной сцены? Каких современных музыкантов ты бы посоветовала своим слушателям?

 

- Во-первых, Нелли МакКей. Она классная, играет на пианино и укулеле, у неё очень разнообразный материал, и она звучит очень оригинально, ни на кого не похоже. Другая исполнительница – EMA, вышла из панк-сцены, у неё много нойза и электроники. Она не просто музыкант, она мыслитель, философ, исследователь, привносящий новые технологии в своё исполнение, как Лори Андерсон, например.

 

- Спасибо большое за встречу и интервью, Габа! Будем надеяться однажды увидеть тебя на нашем фестивале Дарк Кабаре в Москве!

 

- Я не исключаю такой возможности. Если звёзды сложатся - почему бы и нет!